ЧОБИТЬКО Пётр Петрович

Работы автора

«Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы». Евангелие от Луки, гл. 12.2

«Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы». Евангелие от Луки, гл. 12.2

Бумага чёрная верже, 100% хлопок, натуральный пергамент, акрил, сусальное золото, тушь, кисть, птичье перо, 70х50 см, 2010 г.
Gloria — Антонио Вивальди

Gloria — Антонио Вивальди

Бумага, акрил, гуашь, кисть, перо, 50х65 см, 2009 г.
Новый полуустав

Новый полуустав

Бумага, тушь, акрил, кисть, перо, 50x70 см, 2009 г.
Скорописная вязь

Скорописная вязь

Бумага, тушь, гуашь, кисть, перо, 49x63 см, 2009 г.
Новая Петровская скоропись

Новая Петровская скоропись

Бумага, гуашь, акрил, тушь, кисть, перо, 50х70 см, 2009 г.
Посвящение Вивальди

Посвящение Вивальди

Бумага, акрил, кисть, перо, 50х70 см, 2009 г.
Песня скворца

Песня скворца

Бумага, тушь, кисть, перо, 50,8х71,2 см
Композиция скорописи хохломы

Композиция скорописи хохломы

Бумага, акрил, гуашь, кисть, перо, 50x70 см, 2009 г.
Хартия Национального Союза Каллиграфов

Хартия Национального Союза Каллиграфов

Пергамент, чернила, сусальное золото, перо, 45,5х59,5 см, 2008 г.
«Грех юности моей и неведения моего не помяни … ». Псалом 24, стих 7

«Грех юности моей и неведения моего не помяни … ». Псалом 24, стих 7

Пергамен, золото, тушь из натурального пигмента каракатицы, тушь красная из коралла, гусиное перо, кисть, 21х30 см, 2009 г.
Письмо

Письмо

Свиток, китайская бумага, кисть, перо, коричневая тушь, золото, акрил, 22х58 см, 2007 г.
Скорописный свиток

Скорописный свиток

Китайская бумага, коричневая тушь, золото, акрил, 20х55 см, 2007 г.
Композиция тремя инструментами

Композиция тремя инструментами

Бумага, кисть, ручка, деревянная палочка, коричневая тушь, золото, акрил, 19х49,5 см, 2007 г.
Весенняя каллиграфия. На основе древнерусского устава

Весенняя каллиграфия. На основе древнерусского устава

Бумага, гуашь, акрил, золото, кисть, 40х60 см, 2005 г.
Композиция скорописи

Композиция скорописи

Бумага, кисть, гусиное перо, тушь, 30х40 см, 2006 г.
Фантазия Моцарта

Фантазия Моцарта

Цветная бумага, тушь, перо, 30х40 см, 2002 г.
Композиция АзБуки. Граффити

Композиция АзБуки. Граффити

Компьютерная каллиграфия, 30х40 см, 2006 г.
Ода Санкт-Петербургу

Ода Санкт-Петербургу

Цветная бумага, чернила, ручка, 30х40 см, 2002 г.
Рукописная Конституция Российской Федерации

Рукописная Конституция Российской Федерации

Бумага ручной работы, натуральные чернила из каракатицы, красный пигмент из кораллов, перья диких птиц, сусальное золото, 32,5х48,5 см, 2008 г.
Грех юности моей и неведения моего не помяни

Грех юности моей и неведения моего не помяни

Пергамент, золото, тушь из натурального пигмента каракатицы, тушь красная из коралла, гусиное перо, кисть, 24х34 см, 2009 г.
Грех юности моей

Грех юности моей

Пергамен, золото, тушь из натурального пигмента каракатицы, тушь красная из коралла, гусиное перо, кисть, 21х30 см, 2009 г.
Азбука древнерусского письма

Азбука древнерусского письма

Санкт-Петербург — Москва, 112 с., 21х30 см, 2008 г.
Альбом школы Чобитько П.П. «Нам 5 лет»

Альбом школы Чобитько П.П. «Нам 5 лет»

21х30 см, 2010 г.
Заповедь блаженства

Заповедь блаженства

Пергамент, золото, тушь из натурального пигмента каракатицы, тушь красная из коралла, гусиное перо, кисть, 51х62 см, 2010 г.
Заявление о вступлении в Национальный Союз Каллиграфов

Заявление о вступлении в Национальный Союз Каллиграфов

Папирус, тушь из натурального пигмента каракатицы, тушь красная из коралла, гусиное перо, кисть, 25х34 см, 2010 г.
Металлическая буква «Я»

Металлическая буква «Я»

Буква «Я», выполненная из металла, 7х21 см
Слово и дело

Слово и дело

Пергамент, позолота, цветная тушь, ширококонечное и остроконечное перья, 28х39 см, 2009 г.
Пишущие инструменты П.Чобитько

Пишущие инструменты П.Чобитько


История европейского шрифта  (Л.Л. Токарева)

История европейского шрифта (Л.Л. Токарева)


Дизайн Латинского шрифта

Дизайн Латинского шрифта

Издательство "Квадрата"
Пётр Чайковский. Анна Ященко

Пётр Чайковский. Анна Ященко

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Александр Скрябин. Вера Чеснокова

Александр Скрябин. Вера Чеснокова

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Арканджело Корелли. Иван Веланский

Арканджело Корелли. Иван Веланский

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Кристоф Глюк. Ксения Вальдман

Кристоф Глюк. Ксения Вальдман

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Вольфганг Амадей Моцарт. Мария Скопина

Вольфганг Амадей Моцарт. Мария Скопина

Вольфганг Амадей Моцарт. Мария Скопина Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Арам Хачатурян. Ольга Варламова

Арам Хачатурян. Ольга Варламова

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Дмитрий Шостакович. Сабина Алиярова

Дмитрий Шостакович. Сабина Алиярова

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Людвиг Ван Бетховен. Татьяна Петренко

Людвиг Ван Бетховен. Татьяна Петренко

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Антонио Вивальди. Пётр Чобитько

Антонио Вивальди. Пётр Чобитько

Музыка в каллиграфии. Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья, тушь, гуашь, акварель, компьютерная графика, 36х54 см, 2011 г.
Книжица о книге

Книжица о книге

Коллективная работа Петра Чобитько и его учеников.
Офортная бумага, кисть, ширококонечные и остроконечные перья,
цветная тушь, 15х11 см, 2012 г.

Биография

ЧОБИТЬКО Пётр Петрович

I. О художнике

Шрифт и каллиграфия являются, пожалуй, главной областью творческой и преподавательской деятельности Петра Петровича Чобитько. Причём не как область отвлечённого элитного искусства, но в первую очередь как постановка и решение задачи проникновения шрифта и каллиграфии в сферу человеческой жизни. Современный ритм жизни и её некачественный визуальный информационный фон сопровождают нас ежедневно и буквально захлёстывают всех, от мала до велика, всё чаще становясь причиной стрессов, депрессий и психических расстройств, т. е. всего того, что способствует постепенному разрушению человеческой личности. Поэтому целостность личности, её самосохранение и развитие, начиная со школьной скамьи, нормальное успешное обучение в высшем учебном заведении и дальнейшая активная творческая и духовная жизнь сегодня возможны только при тесном контакте с каллиграфией. Занятия каллиграфией способствуют укреплению психики ребенка, стимулируют работу его сознания, корректируют эмоциональную сферу, создают условия для развития тонкой моторики рук и успешной подготовки в любой сфере деятельности. Для взрослого человека занятия каллиграфией формируют прекрасную защиту от стресса как средство релаксации, а также являются одним из мощных стимулов развития и укрепления творческого потенциала.

Технический прогресс и в особенности эра компьютеризации как-то незаметно отстранили человека от искусства каллиграфического письма. Большинство людей сегодня потеряли не только желание иметь чёткий и красивый почерк, но даже разучились видеть и ценить истинную гармонию буквенного знака, поэтому пользуются им, не осознавая его истинного значения.

А ведь буква — не застывшая мёртвая схема, но реальный жизненный образ, который в современном своём воплощении, подобно геному человека, аккумулировал и сконцентрировал в себе все этапы развития человечества и является одной из важных сторон истории его духовной и материальной культуры. Это не только средство хранения и передачи информации, средство, которое обеспечивает самую надёжную связь между людьми и целыми историческими эпохами, но и область тончайших эмоциональных и психологических переживаний, высоких полётов фантазии, которая выражается через утончённую пластику буквы и виртуозный росчерк. Поэтому, как художник и педагог, одну из главных своих задач Пётр Чобитько видит в том, чтобы привить своим ученикам любовь и понимание искусства шрифта и каллиграфии, необходимых для их истинного профессионализма; а также в том, чтобы вернуть в нашу повседневную жизнь интерес, внимание и уважение к нашим буквенным традициям, возродить образное начало буквы, её сакральную сущность.

Этого мастера с полным основанием можно назвать ныне незаслуженно забытым словом «каллиграф». Так издавна называли тех, кто овладел законами рождения знака.

Творческие работы Петра Петровича Чобитько становятся известны широкому кругу зрителей на Украине, в Прибалтике и за рубежом с середины 70-х годов прошлого века.

Творческие работы Петра Петровича Чобитько становятся известны широкому кругу зрителей на Украине, в Прибалтике и за рубежом с середины 70-х годов прошлого века. Работы художника, как ни парадоксально, можно было чаще видеть на международных вернисажах и биеннале, чем на всесоюзных выставках. Они экспонировались в Болгарии, Польше, Сирии, Финляндии, Чехословакии, Франции, США, а также прибалтийских биеннале. Его работы находятся в музеях и коллекциях Таллина, Киева, Варшавы и Нью-Йорка.

Пётр Петрович Чобитько родился в 1946 году в городе Киеве. После окончания республиканской художественной школы им. Т. Г. Шевченко, в 1965 году, Пётр Чобитько поступает в Киевский государственный художественный институт. Со второго курса начинается его творческая жизнь — он участвует в республиканской выставке молодых художников. В 1966 г. переводится в Таллинский государственный художественный институт ЭССР на кафедру графических искусств и вскоре становится учеником известного педагога, мастера каллиграфии и рукописной книги Пауля Лухтейна. В период обучения в Таллине он принимает участие в Республиканской выставке эстонского плаката (1968 г.), на которой получает диплом 1-й степени. Таким же дипломом 1-й степени были удостоены его работы на Прибалтийском триеннале плаката в Вильнюсе (1970 г.). Летом 1969 г. проходит учебную практику в Лейпцигской высшей школе графики у известного профессора шрифта и каллиграфии Альберта Капра.

Будущего художника привлекало всё, что имело отношение к шрифту, — книга, плакат, промграфика, а также шрифтовой экслибрис. Он стал выполнять экслибрисы в различных графических техниках со студенческой скамьи. Экслибрисы Петра Чобитько неоднократно экспонировались на выставках экслибриса. Шрифтовые экслибрисы ему заказывали известные художники, культурные деятели, коллекционеры и музеи. Главную роль в экслибрисах художника выполняла каллиграфическая монограмма.

В 1971 г. под руководством профессора П. Лухтейна выполняет на «отлично» свою дипломную работу, которая включает плакаты, шрифтовую и прикладную графику (логотип, буклет, комплект почтовых марок). В этом же году он приглашён на должность старшего преподавателя кафедры графики Киевского государственного института (ныне Национальная художественная академия искусств), в котором на протяжении ряда лет успешно сочетает преподавание прикладной графики, шрифта и основ композиции с научной и творческой работой. В течение ряда лет Пётр Чобитько ведёт творческие семинары по искусству шрифта и композиции для молодых художников в домах творчества (Седнев, Сенеж, Дзинтари).

Участие с 1966 г. в республиканских, региональных и всесоюзных выставках и конкурсах плаката, шрифтовой графики, книги и книжного переплета позволило ему стать в 1974 г. членом Союза художников СССР.

Как участник международных биеннале художник выезжает в творческие поездки за рубеж, принимает участие в республиканских и международных симпозиумах и конференциях по искусству шрифта и книги. В 1974—1976 гг. в соавторстве с коллегой из Таллина Смирновым В.А. проектирует и выполняет оформление музея Партизанской славы в Яремче (Прикарпатье).

С 1983 по 1986 год с группой своих учеников выполняет крупный заказ по оформлению республиканского Музея литературы в городе Киеве.

В 1985 г. к юбилею первопечатника Ивана Фёдорова организоввавает отчётную юбилейную выставку «Шрифт и каллиграфия», на которой были представлены работы студентов и самого мастера. Это был своеобразный отчёт пятнадцатилетней преподавательской и творческой деятельности художника. В 1986 г. после чернобыльской трагедии художник выполняет ответственный заказ Музея медицины: почётные дипломы и медали для доктора Гейла и бизнесмена Хаммера.

В 1987 г. по состоянию здоровья художник уезжает в Горный Алтай. Здесь он продолжает свою творческую и педагогическую работу.

В 1992 г. выступает организатором групповой выставки художников района, которая экспонировалась в Республиканском музее им. Анохина (Горно-Алтайск).

В 1993 г. на берегу Телецкого озера в пос. Иогач организует детскую школу прикладных искусств. Новые условия подарили художнику новые возможности почувствовать и раскрыть себя в других видах творческой деятельности — живописи, интерьере, ландшафтном дизайне. Занимаясь проектом оформления Музея кедровой тайги, он впервые взял в руки резец, чтобы заняться резьбой по дереву, посвятив этому виду искусства немало времени.

В процессе работы над экспозицией музея, наблюдая и изучая окружающую природу и форму бездушного и прагматичного взаимодействия человека с ней, активно включается в процесс борьбы за сохранение окружающей среды. Он разработал и предложил программу духовного и культурного возрождения Прителецкого региона: восстановление традиционных ремёсел и развитие народных промыслов, экологическое обучение подрастающего поколения в школах. Эта программа была принята в 1991 г. на Международном симпозиуме в Горно-Алтайске.

В 1997 г. в связи с тем, что популярность школы прикладных искусств росла и количество желающих учиться с каждым годом увеличивалось, будучи директором школы, он смог добиться нового помещения, чтобы расширить возможности обучения детей керамике, художественной обработке кожи, декоративной росписи и резьбе по дереву.

В 2000 г. переезжает в Петербург по приглашению директора Школы народных искусств им. императрицы Александры Фёдоровны и в течение двух лет преподаёт в этой школе каллиграфию и рисование.

В 2001 г. приглашён на преподавательскую работу по совместительству в ГХПА на кафедру СКГ.

С 2002 г. становится штатным преподавателем шрифта и каллиграфии на кафедре СКГ, а также преподаёт шрифт на других кафедрах ХПА: керамики, стекла, металла, дизайна.

С 2005 г. ведёт школу каллиграфии по авторской программе.

С 2007 г. преподаёт на кафедре графики в Санкт-Петербургском академическом институте живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина.

Наряду с преподавательской работой продолжает осуществлять научную и просветительскую деятельность, принимает участие в конференциях, проводит учебные семинары, лекции и мастер-классы в различных учебных заведениях России.

II. Творчество художника
Плакат

Ещё в студенческие годы Пётр Чобитько, наряду с выполнением работ в чисто графических техниках, с увлечением занимался изучением сложных проблем шрифта в его тесной взаимосвязи с искусством плаката, которому он уделил немало времени в своем творчестве. Плакат — это особый язык и особая область шрифтового искусства, которая требует от художника не только хорошей техники выполнения, но и глубокого, истинного понимания социального явления, суть которого необходимо не только суметь «достать» из глубины события, но и точно отразить минимальными художественными средствами. Художник работал над политическим и социально-культурным плакатом. Причём, если в политическом плакате он часто отказывался от шрифта, то в социально-культурном художник нередко включает необходимую информацию.

Плакат к юбилею французского живописца Пабло Пикассо: в этом плакате основной акцент сделан на портрете Пикассо, выполненном пером. Около портрета — шрифт, который своеобразно объединил сам портрет и фрагмент одного из рисунков художника, в данном случае исполненный в свойственной для Пикассо свободной широкой манере.

Книга: «Данте» и другие.
Шрифты

Универсальная творческая личность каллиграфа для Петра Чобитько — своего рода идеал. Поэтому неслучайно для него оказались тесными границы шрифтовых канонов. Тщательно изучая многие из существующих форм и систем каллиграфии, П. Чобитько создал ряд оригинальных шрифтов, в которых органично сосуществуют и требования канона, и свободная творческая мысль автора. Речь идет, прежде всего, о проектах шрифта к «Божественной комедии», о «Барочной азбуке» и шрифтах «Нарбут», «Скиф», «Сковорода», «Бодлер» и других. В этих работах художник показал прекрасные выразительные возможности новых шрифтов, продемонстрировал пути объединения выработанных веками правил и норм каллиграфии и творческой воли отдельного автора.

Как плакат, так и оформление книги определяются в первую очередь качеством шрифтов — наиболее массового и потому чрезвычайно важного вида графического искусства. Для него это и социальная история знака, и возможность на основе реальных прообразов создавать новые, не существующие в природе формы. Поэтому художник постоянно работает над проблемами шрифта, старается развивать наследие классических форм и в то же время бережно относиться к восстановлению идеала вечной красоты, создавая при этом своё современное понимание классики.

Шрифтовые работы

Исключительно шрифтовые работы, а также импровизации П. Чобитько являются графикой в чистом виде, где выразительность произведения в значительной степени строится на пластике нетронутой поверхности бумажного листа, и каждый удар кисти, каждое прикосновение пера вовлекают чистую плоскость в процесс рождения знака-образа.

Техника значительно влияет на выразительность букв, поэтому образность шрифтовых работ П. Чобитько во многом зависит от выбранной автором техники. Он охотно пользуется традиционными в каллиграфии инструментами — кистью, пером, тростниковой палочкой, пишет тушью на бумаге или на шёлке. В буквах, написанных пером, главную роль играют линия, контур знака, изысканный росчерк. Кисть с её бесконечным разнообразием нажимов и богатством тона выявляет внутреннюю пластику буквы.

Так, в творчестве одного мастера синтезируются высшие достижения и художественные традиции каллиграфов Древней Руси и Украины, Западной Европы и Востока, особенно после поездки в Японию и знакомства с японской школой каллиграфии.

В середине 80-х художнику был поручен ответственный заказ на выполнение эмблемы для Союза художников Украины и Республиканского дома художников. Выполнение этих заказов во многом можно считать удачным социально-художественным экспериментом. Проекты эмблем и другие шрифтовые работы художника впоследствии демонстрировались на первой выставке советских художников шрифта в США и во Франции (Нью-Йорк, 1985 г.; Париж, 1986 г.).

С 1983 г. художник принимал активное участие в оформлении Государственного музея литературы УССР, где ему была поручена вся художественно-шрифтовая работа, на которой строилась основная концепция оформления музея. Шрифт в экспозиции явился главным эстетическим стержнем, объединившим все залы музея, а также собранные в них разные по времени экспонаты, связав их тем самым в единый ансамбль. Он, как мост, соединил прошлое с настоящим. Открытие этого большого музея в 1986 г. стало значительным культурным и художественным явлением Киева.

К работе были привлечены авторы, большинство из которых в своё время учились и продолжали учиться у Петра Чобитько в стенах Художественного института. Уже сам факт создания коллектива художников шрифта показал, что на Украине сформировалась целая школа таких специалистов, о которой ещё лет десять назад не могло быть и речи.

П. Чобитько разработал для музея фирменный шрифт, который вобрал в себя лучшие мировые и национальные художественные традиции. В пропорциях букв есть солидность академической ренессансной антиквы, элементы курсивности напоминают казацкую скоропись, а характерные засечки и очертания букв говорят о развитии на современной основе шрифтовых поисков Г. Нарбута. И все эти признаки составили оригинальное художественное явление на Украине середины 80-х. Такой эксперимент с очевидностью доказал принципиальную способность шрифта формировать эстетическую среду в крупных масштабах, влиять на восприятие многих людей и, таким образом, выступил одним из проявлений синтетической формы общественного сознания, имя которой — искусство.

Пастели, офорты

Художник является автором многих лирических пейзажей, выполненных пастелью и восковыми карандашами. Как правило, без работ, в которых он с увлечением использовал различные графические техники, не обходилась ни одна выставка. На всеукраинских республиканских выставках неоднократно экспонировались его офорты.

В 1970—80-х гг. П. Чобитько много экспериментирует, объединяя в графических листах высокую печать с глубокой печатью (линогравюру с офортом). Тематика его работ весьма разнообразна: это антивоенные произведения, тематические композиции, пейзажи и натюрморты.

И если в книге и плакате художник старается обобщить собственный опыт работы над проблемами шрифтовой композиции, то живописно-графические произведения отражают его внутренний опыт, накопленный в общении с природой. Как теоретические обобщения, так и практическое их применение составили методическую основу преподавания искусства шрифта на графическом факультете Киевского художественного института, где П. Чобитько разработал и внедрил предметы «Основы шрифтовой композиции» и «Основы шрифтовой графики».

По примеру своего учителя Пауля Лухтейна, в своём творчестве художник постоянно ищет связь буквы с материалом, воплощая её в различных графических техниках и материалах. Для выполнения шрифтовых композиций, надписей на медалях, мемориальных досках и монументах его приглашали к сотрудничеству такие известные скульпторы и архитекторы, как Василий Бородай, Анатолий Игнащенко, Иван Макогон, Михаил Грицюк.

Художник с интересом работает и в книжном переплёте, который он освоил в таллинском институте. Выполняя многочисленные заказы кожаных переплётов для книг, адресных папок и футляров, он постепенно смог заинтересовать ряд студентов, своих коллег и этим заложил условия появления отделения переплёта в Киевской национальной академии искусств, что впоследствии способствовало возрождению и развитию переплётного искусства на Украине.

Алтайский цикл

Неутолимая жажда к путешествиям и постижению окружающего мира привела художника в 1987 году на Алтай, к берегам Телецкого озера. Этот необычный и своеобразный уголок нашей земли впоследствии навсегда останется одним из самых любимых и дорогих мест творческой работы художника. Под впечатлением неповторимой красоты природы и встреч с самыми разнообразными людьми он вновь возвращается к излюбленной технике акварели, пастели, карандаша и посвящает этому горному краю и его людям большой цикл своих художественных, графических и каллиграфических работ.

От автора

Образ Буквы, его качественная и эстетическая сторона, имеет чрезвычайную важность для человека. Образ Буквы отпечатывается в нашем сознании, невидимо воздействуя на тончайшие структуры нашей психоэмоциональной сферы, поэтому сила его влияния может оказаться как созидающей, так и разрушающей. Каким будет этот Образ, во многом зависит от создателя — воспитания его художественно-эстетического вкуса, образованности и, наконец, нравственной позиции.

Занятия каллиграфией требуют немалых внутренних усилий, но плоды их бесценны как для тела, так и для души. В процессе занятий каллиграфией ваша рука приобретает способность к выполнению любой тончайшей работы, а ваш глаз становится чувствительным к деталям и нюансам настолько, что способен, как хороший критик, проконтролировать этот процесс и вовремя заметить ошибку. Через преодоление лености души и косности движения мысли активируются наблюдательность, умение сосредоточиться и последовательно логически мыслить, что, в свою очередь, помогает развитию творческого мышления и воображения.

Занятия каллиграфией положительно влияют на психически и эмоционально неустойчивых людей, помогая им сгармонизировать своё внутреннее состояние, обрести душевный покой. И это особенно актуально в нашем современном мире с его неумолимыми скоростями, когда деструктивное давление внешней среды явно нарастает. Чтобы сохранить целостность души и тела в этих условиях, каждый из нас нуждается в действенном средстве, которое мы сами себе можем приготовить по рецепту, проверенному веками практикой наших предков.

Через мир каллиграфии каждый человек сможет открыть для себя различные горизонты как внешнего окружающего мира, так и своего внутреннего. И если вы впервые берете в руки перо или кисть, важно только всегда помнить завет старых мастеров — чем упорнее вы шлифуете букву, тем сильнее буква шлифует вас.

Использованы фрагменты из публикаций о художнике
в разные периоды его творческой деятельности:
статьи искусствоведа Виктора Викторовича Костура (Киев),
фрагменты из газетных публикаций: «Молода гвардiя» 1.03.74 р., «Звезда Алтая»